За последнее десятилетие число убийств темнокожих женщин увеличилось на 54%, в то время как убийства белых женщин снизились на 10%.

29-летняя домохозяйка Ширли Лусиане Силва (Shirley Luciane Silva) несколько месяцев жила у своей подруги в районе Сан-Матео, что в Сан-Паулу. После разрыва отношений с 31-летним охранником Иваном Гомесом (Ivan Gomes) она перебралась в небольшую квартирку своей подруги, расположенную в охраняемом доме. В ночь на 30 октября 2013 года Иван Гомес отправился к ней, чтобы убедить ее вернуться. Ширли отказалась, и тогда Иван на глазах у двоих ее детей нанес ей семь ударов ножом, в результате чего она скончалась. Ширли стала одной из 2875 темнокожих женщин, убитых в Бразилии в том году. Согласно Карте насилия за 2015 год, составленной Латиноамериканским факультетом социологических исследований и опубликованной в текущем месяце, число убийств темнокожих женщин в Бразилии за последние десять лет (с 2003 по 2013 год) увеличилось на 54%, в то время как убийства белых женщин за этот же период снизились на 10%.

В общей сложности, 55,3% преступлений против женщин были совершены в домашней атмосфере, а в 33,2% случаев жертвами становились спутницы или бывшие спутницы убийц. По мнению координатора исследования социолога Джулио Джакобо Вайзельфица (Julio Jacobo Waiselfisz), это является одной из отличительных особенностей убийств женщин. «Этот вид насилия совершается в домашней обстановке и имеет значительную гендерную подоплеку, поскольку его жертвами, как правило, становятся женщины, не желающие выполнять волю своего спутника или бывшего спутника», — считает он. Вайзельфиц также отмечает, что количество убийств чернокожих мужчин выше, чем белых.

Джурема Вернек (Jurema Werneck), член неправительственной организации «Криола» (Criola), утверждает, что для темнокожих женщин не разработана специальная государственная политика. «Справедливая и демократическая государственная политика должна проводиться в отношении конкретных групп населения», — считает она. По мнению Джуремы, не принимая во внимание те различные обстоятельства, с которыми приходится сталкиваться чернокожим и белокожим женщинам, государство «создает еще больше привилегий для уже привилегированных групп, при этом все больше ущемляя интересы маргинальных групп». «Чернокожей женщине сложно не только получить защиту от насилия, но и другие виды помощи, — отмечает она. — Многие опасаются обращаться за помощью к государству в случае насилия, поскольку не верят в него, зная, что государство убивает чернокожих».

По мнению Вайзельфица, то, что убивают больше чернокожих, напрямую связано с тем, что бедные районы брошены государством на произвол судьбы. «В районах, где живут богатые белые, существует двойная система безопасности: государственная и частная», — рассказывает он. В бедняцких районах, где в основном проживают чернокожие, «приходится довольствоваться государственными правоохранительными органами, которые, вместо того, чтобы защищать, зачастую совершают прямо противоположные действия и несут ответственность за гибель многих людей». Вайзельфиц утверждает, что приведенные данные развенчивают мифы о «радушных бразильцах» и «расовой демократии». «Существует ложное мнение о том, что бразильцы не расисты, но по сути дела они именно таковыми и являются».

Закон Марии де Пеньи

В докладе также указывается, что с 2006 (когда был принят закон Марии де Пеньи (Maria da Penha), устанавливавший суровые наказания за насильственные действия в отношении женщин) по 2013 год лишь в пяти штатах количество убийств сократилось. Вайзельфиц отмечает важность этого закона и возлагает вину за рост насилия на сексизм, рассматривающий это преступление как «частную» проблему. «К великому сожалению, все еще остается в силе пословица о том, что «в разборки между мужем и женой никто вмешиваться не должен», — подчеркивает исследователь. По его мнению, «наши государственные учреждения все еще пропитаны духом пренебрежительного отношения к женщине. Закон Марии де Пеньи стал определенным шагом вперед, потому что, если раньше женщина должна была доказать, что стала объектом насилия, то теперь мужчина должен доказать, что не совершал в отношении женщины противоправных действий», продолжает Вайзельфиц. Хотя, добавляет тут же он, этот закон, хотя и хороший, но не применяется со всей строгостью. «Такие изменения в подходе не происходя в одночасье», — говорит в заключение он.

Джурема Вернек положительно отзывается о законе, но при этом считает его недоработанным, поскольку «рассматривает лишь случаи насилия, совершенные в отношении белых женщин». «Он недостаточен для рассмотрения случаев насилия, которому подвергаются темнокожие женщины, являющиеся более уязвимыми». В качестве примера она приводит отсутствие условий для того, чтобы жертва насилия могла добраться до центра оказания помощи, само качество помощи, которая там оказывается, а также условия для развития самооценки, необходимой для того, «чтобы знать, что они могут обратиться в эти центры оказания помощи».

Автор: Хиль Алесси

Источник: ИноСМИ.RU

© 2015 ВГО Центр "Розвиток демократії"